Болельщики "Бухары" заслуживают хорошего футбола. Интервью с Т. Агамурадовым (часть 1)

17 июня,2017, 16:45 1482

Болельщики


Интернет-портал SPORTS.uz представляет вашему вниманию интервью с одним из самых успешных тренеров узбекского футбола - Агамурадовым Тачмурадом Шамаковичем. 

- Расскажите нам про то, как начиналась Ваша карьера в Узбекистане.

- В 2001 году меня пригласили в Узбекистан с целью подготовить команду к олимпийским играм, и практически с сентября 2001 года я проводил селекционную работу, ездил по городам во время туров и отбирал молодых футболистов. Тогда возраст футболистов был 1981 года рождения и моложе. Согласно плану мы готовились  и работали в этом направлении. Но так получилось, что в 2002 году поменялось руководство в клубе «Пахтакор», поменялся тренерский состав,  руководителями стали те, кто планировал и готовил команду к олимпийским играм, и мы автоматически перешли в «Пахтакор». К тому времени была сделана определенная селекционная работа, и появилась вся эта молодежь, молодые футболисты – тому же Серверу Джепарову было 20 лет, Игнату Нестерову было 18 лет – и у нас был свой наработанный багаж. Фактически я был главным тренером, вся селекционную работа, организация, подготовка, учебно-тренировочный процесс - все в принципе лежало на мне. Тогда почему-то официально не назначили, не хочу вдаваться в подробности, поэтому на бумаге главным тренером был Виктор Джалилов, а фактическую работу вел я со своим штабом. Естественно, нам помогали работники других направлений в клубе.

Не хотел я об этом говорить, но я считаю, что нужно об этом сказать. Недавно я прочитал в одном из СМИ, что уже 15 лет той команде, которая в 2002 году стала чемпионом, взяла Кубок страны и в рейтинге азиатском поднялась на высокое место; после этого команда не поднималась так высоко, и был перечислен состав команды и главный тренер в лице Джалилова. К сожалению, меня не упомянули, как будто меня и не было здесь в Узбекистане. Это чуть-чуть неприятный момент, когда ты сделал основную работу, а тебя даже - не надо награждать, а просто отметить, что ты работал здесь.
Но зато я благодарен болельщикам «Пахтакора»! Потому что прошло 12 лет, как я не работаю в «Пахтакоре», они до сих пор относятся с большим уважением ко мне, с удовольствием вспоминают ту проделанную работу в «Пахтакоре», а работа проделана не маленькая. Не бывает, что пришел и сразу стал побеждать. Кто-то может сказать, что уровень чемпионата был другой. Тогда были такие команды, как «Нефтчи», руководимая уважаемым Саркисяном, «Кызылкум» был на подъеме, «Насаф» тоже был неплох, была своего рода упорная борьба. Поэтому я очень благодарен болельщикам, которые встречают и относятся с уважением.

- Про болельщиков могу сказать, что почти все тренируемые Вами клубы достигали больших результатов, а иногда даже самых больших результатов в истории клуба. Поэтому было бы странным, если бы они Вас не вспоминали добрым словом. Могу с уверенностью сказать, что болельщики «Бухары» тоже Вам благодарны за выдающийся сезон в прошлом году.

- Я бы тоже хотел отметить болельщиков «Бухары», очень благодарен им! В 2012-13 году мы заняли 6-е место. По непонятным мне причинам нас почему-то отстранили оттуда, не хочу вдаваться в подробности. Но надо отдать должное тому хокиму, который нас убирал и нас же потом вернул в 2015 году. Я понимаю, что когда он нас освобождал, делал это не по своей воле. Всякое может быть, не хочу лезть в это. И в 2015 году, и когда команда шла на последнем месте с 5 очками после первого круга. Мы вернулись с помощниками, и никто не верил, что мы сможем сохранить прописку в высшей лиге, абсолютно никто. Кроме болельщиков, которые поддерживали нас до последнего, до последней игры, которая прошла в Джизаке. Приехало в Джизак много болельщиков из Бухары. Даже тогда наполняемость стадиона в Бухаре была очень высокой, несмотря на то, что команда шла на последнем месте. Конечно, это делает честь этим болельщикам, и они заслуживают хорошего футбола, потому что они искренне болеют за свою команду. В 2016 году мы заняли 4 место, для Бухары это был самый хороший результат со времен «Нурафшона», и опять-таки по непонятным мне причинам нас отстранили. Я понимаю, пришло новое руководство, видимо, они хотели создать что-то другое, может, все делалось к лучшему. В итоге так получилось, что мы остались без команды.

- В тот момент руководство «Бухары» сделало Вам хоть какое-то предложение? Возможно, о строительстве команды в другом формате, при других стратегических или финансовых условиях?

- Нет, никакого альтернативного предложения не было. Мы готовы были работать  и в другом формате, и на меньших условиях. Почему согласны были? - потому что мы создали команду и верили в ребят, и ребята верили в нас, и все мы верили, что мы можем дать результат. Нам сказали, что хотят пригласить новых людей, и на этом вся история закончилась.

Мы и в 2016 году могли бы занять призовое место, хотя бы 3-е, но к сожалению, в 2016 году мы только в феврале укомплектовались примерно на 70%. Состав мы обновили в лице Саломова, Мерзлякова, Пардаева, Жасура Хасанова и других. В первом круге мы выступили нестабильно, потому что поздно собрали нужных нам ребят.  Мы теряли очки с командами не из первой пятерки. В первом круге игроки притирались друг к другу, мы ставили игру, а вот во втором круге вообще шли по чемпионскому графику. Потери в первом круге не дали нам возможность занять места повыше. Проигрыш «Машъалу» дома, ничья с «Металлургом», ничья с «Ободом»,  игры с «Насафом». Почему? Потому что в феврале собралась команда с разным уровнем физической подготовки, и нам предстояло привести футболистов на пик формы по ходу чемпионата. Мы очень много могли сделать в Бухаре. Мы уже сделали много. Минимум полтора сезона нужно, чтобы команда могла давать результат, и мы в Бухаре построили команду, которая могла и стала бы бороться за чемпионство в этом сезоне, потому что все игроки перед сезоном были под нашим наблюдением, а нам требовалось сделать точечные изменения в некоторых позициях. Потому что любая схема строится, исходя из состава: если, к примеру, есть три качественных центральных защитника, то схема одна, а если есть 2 хороших нападающих, то схема совсем другая. Но в идеале, конечно, надо уметь перестроить схему во время игры, ну и от соперника тоже много зависит.

- Не могу не спросить про «Насаф». В прошлом сезоне «Бухара» играла с «Насафом» 4 раза: 2 раза в кубке, 2 в чемпионате и не выиграла ни одной игры. Это следствие несыгранности, или все-таки «Насаф» чуточку сильнее?

- Ну давайте начнем с того, что «Насаф» уже много лет стабильно играет, участвует в Лиге чемпионов,  в чемпионате борется за самые высокие места. Понятно, что «Насаф» в плане сыгранности и комплектации объективно был  сильнее. Мы им проиграли все 4 игры, но в одной игре мы должны были выигрывать. Объективно, «Насаф» был сильнее Бухары в прошлом сезоне, но не настолько, чтобы проигрывать ему все четыре игры. По-хорошему две домашние игры мы должны были если не выиграть, то как минимум не проиграть. Такое в футболе случается, иногда мяч просто не идет в ворота. 

В прошлом сезоне главным тренером был Джамшид Саидов, а Вы - консультантом. Почему консультантом и почему Джамшид Саидов? 

- Я с уважением отношусь к этому парню, он молодой тренер, он очень много читает, интересуется, прошел все лицензии, работал в академии «Машъала», работал с молодыми футболистами, добросовестный и порядочный человек. Я вижу в этом парне перспективы. И кроме всего прочего, он бухарский. Я хотел, чтобы этот парень, работая у себя дома, вырос в хорошего тренера. И я не сомневаюсь, из него выйдет хороший тренер. Он делал очень большой объем работы. Мне не важно, как меня назовут, консультантом или тренером. У нас был очень хороший тандем.

- Так почему главный тренер не Вы, а Джамшид Саидов?

- Я сам хотел, чтобы он почувствовал себя главным тренером.

- Наблюдая за Джамшидом Саидовым с трибуны, мне показалось, что он, будучи в меру жестким, все-таки больше как старший брат футболистам. Это так или всего лишь внешнее проявление?

- Не соглашусь. Вам показалось. Он и в меру жесткий. Он может быть чересчур эмоциональным, иногда его эмоции могут идти впереди его самого. Если эмоции выше твоего разума, ты не сможешь ввести здравые коррективы. Можно сделать ошибку. Например, когда я вводил перемены в игре, замены и т. д., мне приходилось ему объяснять какие-то моменты, когда он был не согласен с моими решениями. А были ситуации, когда я соглашался с ним. У нас был нормальный рабочий тандем, к тому же хорошие примеры наличия и применения (или нет) альтернативного мнения. И вообще в «Бухаре» был очень дружный коллектив. А футболист ведь не слепой, он все видит, и это сказывается на его игре. Коллектив очень сильно влияет на качество игры.

- После того, как Вы уже не работали в Бухаре, у Вас были предложения из клубов Узбекистана?

- Нет, предложений не было.

- А если бы предложение поступило, Вы бы согласились?

- Я рассмотрел бы любое предложение. Только при условии, что это было бы не просто предложением для галочки, а основательное и перспективное предложение.  Я могу сказать одно: где бы я ни работал, я оставлял после себя хорошую команду, хороший след. «Пахтакор», Самарканд, Бухара. В том числе я уделял много внимания молодым игрокам.

Продолжение следует...