Где бы я ни работал, я оставлял после себя хорошую команду, хороший след. Интервью с Т. Агамурадовым. Часть 2

18 июнь, 15:30 1337

Где бы я ни работал, я оставлял после себя хорошую команду, хороший след. Интервью с Т. Агамурадовым. Часть 2


Интернет-портал SPORTS.uz представляет вашему вниманию вторую часть интервью с одним из самых успешных тренеров в истории узбекского футбола

Продолжение (часть 2) интервью с Тачмурадом Агамурадовым.

***

- Вы участвовали в качестве тренера в трех чемпионатах. Расскажите и об этих чемпионатах, есть ли различия между ними и сходства?

 - Уровень туркменского чемпионата немного слабее. Хотя, конечно, там есть свои сложности, многое зависит от подбора игроков, от уровня их подготовки. Мне в этом плане было легче работать в Туркменистане, потому что это была фактически базовая команда национальной сборной. В Казахстане я проработал один сезон, мне сложно судить об уровне в целом. В Казахстане более простой футбол, более атлетичный, а мне не нравится такой; я сторонник более техничного футбола, разнообразного в тактическом плане. Мне нравится больше чемпионат Узбекистана.

- В феврале 2000 года вы стажировались в клубной базе «Милана»: расскажите, каким был футбол тех времен в «Милане? Как это произошло?

- В 2000 году я учился в высшей школе тренеров в Москве. Предложили нам пройти курс в зарубежном клубе, в частности это был «Милан». Проблема была в том, что эта стажировка должна была быть на личные деньги того, кто изъявил желание стажироваться. С нашей группы поехало 2 человека, я и один коллега из Москвы. Пришлось продавать машину, «Жигули» шестой модели. Мне важно было узнать для себя, какой я тренер, на какой стадии я нахожусь. Это сейчас у нас доступ к информации свободный через ТВ, интернет, радио и т. д., есть возможность посмотреть любой чемпионат, любую тренировку. А тогда это было немного ограничено. Хотелось воочию убедиться, много чего для себя я там взял.

Тогда в Европе практиковалась игра в линию, зонная система, и я был приверженцем такой системы. И мне нужно было больше узнать о такой системе, чтоб уже окончательно перейти на неё в практике. Я тогда понимал, что это передовая идея, в Туркменистане и Узбекистане это не практиковалось. В «Милане» тогда играли Мальдини, Шевченко, Костакурта, Леонардо. Состав был такой, что просто посмотреть было интересно. Хотя я в 1998 году был во Франции на чемпионате мира и просматривал игры,  и у меня уже сложилось представление о европейском футболе. Когда приехал в Узбекистан, я уже начинал с этой схемы. Было сложно, потому что у футболистов менталитет прежний. И это не значит, что надо перестроить только линию обороны: надо ведь перестраивать всех футболистов, начиная от вратаря и кончая нападающими. Когда я начинал здесь прививать эту схему, мне повезло, что у меня был состав молодой: средний возраст, насколько я помню, был 22,5 года. А молодые впитывали в себя как губка и пытались выполнять все беспрекословно, хотя было много людей со стороны, которые меня упрекали меня за это. Было сложно, пришлось много проводить теоретических и практических занятий, в том числе и водить за руки на поле. Еще раз мне повезло, что ребята были талантливые, а сейчас.. Сейчас уже все так играют.

- Еще раз о Милане. Как там проходили занятия? Вам тренерский штаб показывал наглядно или проводили учебные занятия? Как происходил процесс стажировки?

- Скажу так, никто никому ничего не показывал и никогда не покажет. У нас были беседы с тренером Альберто Дзаккерони через переводчика, а так, чтобы нас обучали отдельно - такого не было. У нас было беспрепятственное посещение «Миланелло» - базы «Милана». Мы жили в городе Милан, а база в 55 км от города. Мы жили в городе, потому что на базе запрещено было жить. Мы утром приезжали на базу и целый день были там до конца дня. Тогда Шевченко только приехал в Милан, я с ним много разговаривал. Хотя он сам по-итальянски говорил плохо, он мне кое-что рассказывал. Приходилось, конечно, самому делать анализы. Это был огромный опыт, и я ни разу не пожалел о своей проданной машине

- Есть ли среди узбекских футболистов у Вас любимые игроки?

- Их много, в разное время – разные игроки. Не хотел бы выделять кого-то. Скажу одно, со всеми футболистами, с которыми я работал в Узбекистане, у меня были хорошие отношения. И я видел уважение с их стороны ко мне, я благодарен всем, с кем работал, потому что они относились ко мне с уважением.

- Как Вы относитесь к капризным игрокам, игрокам со сложным характером?

- Какой бы футболист сложный ни был, всегда нужно подходить индивидуально, нужно поговорить с ним. Если ты найдешь ключи к нему, он вернет тебе намного больше на футбольном поле.

- Вы можете назвать пару фамилий игроков со сложным характером?

- Нет, не назову. Но такие футболисты были.  И у меня всегда были хорошие отношения с всеми футболистами.

- Не могу не задать вопрос про Гочкули Гочкулиева. Готовясь к интервью, обратил внимание, что Гочкулиев был с вами и в «Копетдаге», и в «Пахтакоре», и в «Кайрате». Он настолько подходил к Вашему стилю и поэтому был в Ваших командах? Или случай?

- В Туркменистане он еще был молодым, когда я взял его в «Копетдаг», и в сборной он соответствовал уровню. Пригласить его в «Пахтакор» была моя инициатива, потому что он уже тогда понимал, как играть в линию. И у него это неплохо получалось в тактическом плане, потому что мне нужно было строить команду в обороне. И эта пара центральных защитников - Гочкулиев-Ашурматов - была самой сильной парой в чемпионате Узбекистана.  Гочкулиев был рассудительным, а Ашурматов - боец. Эта пара хорошо дополняла друг друга.

В 2005 году меня на меня вышли президент клуба «Крылья Советов», он меня пригласил в клуб. Руководство Пахтакора отнеслось ко мне с пониманием. Получилось так, что они меня пригласили, а тренер Гаджи Гаджиев еще работал там. Я побыл пару месяцев в Самаре,  и когда меня хотели назначить, теперь уже я им отказал. Нельзя так делать. Одно дело, когда приходишь на свободное место, другое - когда человек все еще работает. И я отказался. И потом пригласили меня в «Кайрат». И приезд Гочкулиева  в «Кайрат» была уже не моя инициатива. Это уже была договоренность клубов.

- Кроме «Крыльев Советов», были еще предложения из России?

- Нет, из России больше предложений не было. Но были из Азии: Ирана, Китая, Вьетнама.

- Значит, в Азию Вы не хотели?

- Нет, я домашний человек. Я бы и в Узбекистан не приехал, но футбол в Туркменистане пошел на спад, и мне было интересно поработать, тем более менталитет схожий, и расстояние небольшое.  Так что у меня две Родины. Можно сказать, я счастливый человек.

- Вопрос о сборной. Почему мы все-таки не можем выйти на чемпионат мира?

- Мы всегда в шаге от попадания. Ребята заслуживают, чтобы попасть на ЧМ. Когда в 2002 года я приезжал в Узбекистан, мало игроков наших играло в зарубежных клубах, а сейчас их много и в серьезных клубах, и опыт есть. Сложно сказать, хотя есть шанс. Игра с Ираном, сами ребята как будто что-то потеряли. В глазах не было веры, что они могут выиграть. Команда практически без атаки играла.  В Ташкенте иранцы играли очень хорошо, и наши тоже неплохо, тактически иранцы выдали европейского уровня футбол. В Тегеране иранцы были плохие, они играли примитивно. Видимо, иранцы перегорели, потому что игра решающей была. Старались играть просто, не было контроля мяча, но и наши вообще без атаки играли.

- У Вас в планах есть возглавить какую-нибудь сборную, чтобы вывести ее на чемпионат мира?

- У меня есть в планах поработать в Барселоне (смеется). Это не от меня зависит. Я готов рассмотреть любое предложение, и мне не важна материальная сторона предложения. Меня больше волнует работа перспективная, не на один год, а надолго. Главное, чтобы предложение стоило того, чтобы там работать качественно и дать результат. Для меня важно, чтобы меня вспоминали добрым словом.

-Какая тренерская школа Вам близка?

- Мне нравится испанский футбол, в частности, я болею за «Барселону». Стараюсь не пропускать матчи. Даже английский футбол стал передовым благодаря испанскому футболу,  и я говорю не только про клубный футбол, но и сборную Англии, игроки которой подтянулись благодаря легионерам в чемпионате Англии.

- Но чемпионы тренеры ведь в основном итальянцы: Конте, Анчелотти, Аллегри...

- Итальянская школа всегда была сильной, и сильна она своими оборонительными схемами. Тот же Аригго Сакки довел схему 4-4-2 до совершенства. Дисциплина в обороне - очень важный фактор, играть ответственно в каждом эпизоде. Возьмите Курбана Бердыева, за счет чего он выигрывает? Потому что у него игроки отдаются игре и выполняют свои обязанности, как положено. Нет такого, что кто-то выпал или не добежал. Это дает результат.

- Раз Вы завели разговор о своем соотечественнике, Вы с ним знакомы?

- Ну как знаком? Во-первых, мы одного года рождения с разницей в неделю. Мы поступали вместе в институт, учились в одной группе, потом он уехал в Казахстан после первого курса, играл в «Кайрате», хороший футболист был. Как вы считаете, знаком я с ним? (Смеется). Ну он всему мира доказал, что он специалист высокого уровня.

- Считается, что наш футбол техничный, но в физическом плане мы очень уступаем топ-командам и сборным в Азии, да и футболисты сами это признают. Почему так?

- "Физика" – это приобретенное и приобретаемое. Конечно, дело в учебно-тренировочном процессе, и фармакология тут же. Но прежде всего, это зависит от самого игрока. Без его желания совершенствоваться все напрасно. Когда я работал, временами игроки во время тренировки приходили и говорили: «Шамакыч, дайте нам один лишний выходной, мы выйдем и порвем ту команду, только один выходной!». Мы делали очень много работы, и я считаю, что мы делали правильно, поэтому у нас в футболе есть такие долгожители, как Джепаров, Кападзе, Бикмаев, Нестеров. Они действительно пахали и до сих пор привлекаются в сборную, несмотря на свой возраст.  Это ведь о чем-то говорит, значит, база была заложена правильно. А если мы уступаем физически, то что-то где-то делается не правильно, или же футболисты не дорабатывают сами. В «Милане» (да и в любом европейском клубе) есть отдельный тренер по общефизической подготовке. У каждого игрока расписан день, сколько он должен пробежать, независимо от его общих тренировок с командой. И профессионал должен понимать, что он делает работу не за деньги. В итоге его потом по его же заслугам и оценят. У не натренированного игрока риск получить травму в игре очень большой.

- По поводу травм.  По окончании прошлого сезона Артем Филиппосян и Камоллиддин Мурзоев в своих интервью отметили, что после получения травм никто из представителей «Бухары» ничем им не помогал. Что скажете на этот счет?

- Скажу одно, пусть будет это на совести сказавших.
По поводу Мурзоева: он пришел в клуб не натренированным, как то, о чем я сказал чуть раньше. И это его состояние привело к травме. Получил в игре. Наш доктор занимался им персонально ежедневно. Доктор сделал все, что от него требовалось. Я у доктора каждый день спрашивал, как он себя чувствует. Был постоянный контроль через доктора. А что я должен был сделать? Для чего доктор в команде? Не я же лечить его буду! Или с ложки кормить его? Пусть на совести его будут эти слова.
Филиппосян отыграл первый круг. Потом у него начались какие-то боли в ноге.  Я ему сказал: если болит, не играй, давай проведем курс лечения.  Был выездной матч, и перед игрой он мне говорит о болях в ноге. Сделали МРТ, все нормально, доктор разрешил играть. Я ему предложил доиграть чемпионат, там 2 месяца оставалось до конца, почти все важные матчи, и уже потом сделать операцию. Не дождавшись конца чемпионата, он сделал операцию, предварительно еще лечение получил по немецкой методике. Если он сам принимал решение, что я должен был сделать? Пусть на совести каждого буду их слова.

- Изначально в «Пахтакоре» Вы работали с Самвелом Бабаяном. Что Вы можете сказать о его работе в «Пахтакоре» и в сборной?

- Он много работал и сделал для «Пахтакора» как директор клуба. Ему надо отдать должное за его работу. Он много учился, получил лицензии тренерские. Нет причин сомневаться в его профессионализме. А его назначение в сборную - это решение федерации. Мне добавить к этому нечего.

- Лицензию PRO вы получали в Киеве?

- Да, после того, как стали требовать лицензию PRO для иностранцев. А я иностранец, хотя считаю своей родиной и Узбекистан тоже; но пришлось учиться и получать лицензию.

- Ощущения Ваши при игре при полных стадионах и пустых трибунах.

- В Бухаре в прошлом сезоне был самый заполняемый стадион: болельщика ведь не обманешь, и если он не приходит на стадион, значит, ему что-то не нравится. А значит, в «Бухаре» было все правильно, раз стадионы были полными. В конечном итоге, мы ведь для них и играем.

- К Вам в прошлом сезоне в «Бухаре» во втором круге присоединился Вадим Чемиртан. Где Вы его нашли?

- В первом круге я видел, что нам не хватает нападающего, который мог бы продавить, головой сыграть. Мы создаем моменты, но реализовать не можем. Стали искать, обращались к агентам, и его агент предложил несколько вариантов. И мы выбрали его после просмотра его статистических данных. Он приехал и стал забивать. Но мы его не вели, у нас таких возможностей просто нет.

- В прошлом сезоне в «Бухаре» капитаном был Шавкат Саломов. Он реально был лидером? 

- Я должен похвалить Саломова, потому что это настоящий профессионал, болеет футболом, болеет командой.  И не зря на него были возложены капитанские функции. Он был важным звеном в «Бухаре» в прошлом сезоне. Он и в Казахстане не затерялся. И не затеряется.

Спасибо Вам за содержательную беседу!